С российского рынка ушли Volkswagen Scirocco и Touran

Почему сокращается выбор новых автомобилей в продаже («ведомости»)

За два года российский авторынок утратил 40% модельного последовательности: в случае если в 2014 г. клиент имел возможность делать выбор из 500 моделей, то на данный момент – из 300, подсчитал президент ассоциации «Российские дилеры автомобилей» (РОАД) Владимир Моженков.

Лишь с марта по июнь этого года, согласно данным «Автостата», с продажи сняты 16 моделей, среди них Mitsubishi Lancer, Nissan Teana и Nissan Juke, Renault Fluence, две модели Geely.

Сокращение модельного последовательности не будет прекращаться: производители уводят с рынка наименее реализовываемые модели, дабы не тратиться на сертификацию и логистику, растолковывает Моженков. Новая сертификация машин по «Глонасс» обойдется приблизительно в $2 млн на одну модель, отмечает президент группы компаний RTDService, дилера Renault, Андрей Петренко.

Прежде всего с рынка ушли не массовые, а нишевые модели, каковые в годы относительного изобилия имели возможность додавать продажи, а на данный момент являются дополнительными затратами и существенным бременем, соглашается представитель группы «Автомир» Татьяна Лавренова. В 2014 г. «Автомир» реализовывал около 290 моделей различных марок, в 2016 г. их число сократилось до 200.

Как продемонстрировал совершённый «Ведомостями» опрос производителей и дистрибуторов, в количественном выражении модельный последовательность самых реализовываемых в Российской Федерации марок практически не изменился, но качественные трансформации заметны очень сильно.

О том, что российский рынок с 2014 г. не покинула ни одна модель, заявил лишь представитель Kia. Российская Федерация в числе приоритетов для Kia Motors на глобальном уровне. Наша страна – четвертый по величине рынок в мире и одна из немногих, где часть рынка Kia превысила 10%, растолковал он.

Toyota решила покинуть в продаже пользующиеся громаднейшим спросом в Российской Федерации кроссоверы и внедорожники, и Camry, сказал представитель компании. Видит потенциал в развитии модельного последовательности в сегменте SUV и Renault. Расширяет модельный последовательность внедорожников и Lexus, так, он запустил новый LX 450d с первым дизельным двигателем Lexus специально для России.

Lada вышла в сегмент муниципальных кроссоверов с Lada Xray, и выпустила в 2014–2015 гг. внедорожную линейку Cross (у Lada Kalina и Lada Largus увеличен клиренс, добавлен защитный обвес).

Nissan сейчас фокусируется на сегменте внедорожников и кроссоверов, в котором компания традиционно сильна, говорит представитель компании.

Hyundai вывел с рынка лишь одну модель – седан бизнес-класса Grandeur, пользующуюся низким спросом, говорит представитель компании.

Потому, что на данный момент интерес клиентов к нишевым моделям не через чур высок, некое время назад Volkswagen приостановил в Российской Федерации продажи компактного хетчбэка Scirocco и компактного минивэна Touran, сказал представитель марки.

Представитель Renault говорит, что компания вывела из локального модельного последовательности нишевые машины, продажи которых не оказывали значительного влияния на долю рынка.

Но Петренко именует сокращение модельного последовательности одной из главных неприятностей для дилеров Renault. «Мы реализовываем Logan, Sandero, Stepway, тот же Duster. В случае если отечественный клиент желает пересаживаться дальше – что он делает? Ничего! Он уходит в другую марку, – констатирует Петренко. – Он уже перерос, ему данный автомобиль мелок. С уходом с рынка моделей Koleos, Fluence, Megane (кроссовер, седан и хетчбэк. – «Ведомости») это делается громадной проблемой».

В салонах дилеров дешёвы Koleos 2015 года выпуска, компания кроме этого разглядывает возможность выхода на российский рынок нового Renault Koleos в первой половине 2017 г., уточняет представитель компании.

В итоге таковой оптимизации, сориентированной на главный спрос, у клиентов, желающих купить малолитражку либо, напротив, автомобиль класса С, и компактвэн либо минивэн, будут значительные неприятности с выбором, по данным «Автостата».

В случае если до кризиса класс А был представлен десятком моделей, то на данный момент их осталось всего три: производящийся в Узбекистане Daewoo Matiz, корейская Kia Picanto и собираемая в Черкесске китайская малолитражка Lifan Smily.

Chevrolet Spark, Suzuki Splash, Peugeot 107 и Citroen C1, Черри Kimo и Faw V2 покидают рынок. Их производители растолковывают это падением спроса: в случае если в 2013 г. машины класса А занимали около 6%, то в мае 2016 г. – лишь 0,3%.

В классе полноразмерных минивэнов на данный момент в Российской Федерации осталось всего две модели – Toyota Alphard и Chrysler Grand Voyager.

Тяжелые потери за последние два года понес сегмент С, на что сейчас приходится только около 7% рынка новых машин, в то время как восемь лет назад каждый четвертый реализованный в Российской Федерации автомобиль относился к гольф-классу, а его представитель Ford Focus был самой реализовываемой иномаркой в стране. на данный момент он не попадает в топ-25 самых популярных моделей.

Из-за ухода GM в Российской Федерации прекращены продажи таких заметных представителей гольф-класса, как Шевроле Cruze и Opel Astra, Honda остановила продажи модели Civic. В фавориты класса вышли Nissan Almera, Skoda Octavia и Kia Сeed.

Российский авторынок продолжает сужение до двух главных сегментов: бюджетные авто В-класса и кроссоверы SUV, по данным «Автостата». Три из четырех продающихся автомобилей в Российской Федерации уже приходятся на эти два сегмента (практически 80% всех продаж). Расширение выбора на рынке случится лишь по окончании восстановления покупательского спроса, констатирует генеральный директор «Автостата» Сергей Целиков.

За первое полугодия 2016 г. продажи новых легковых и легких коммерческих машин сократились на 14%, подсчитал комитет производителей машин АЕБ. И в случае если производители и дилеры в начале года достаточно с уверенностью говорили о надеждах на восстановление автомобильного рынка в 2017 г., то на данный момент уже признают, что продажи еще на несколько лет смогут остановиться на уровне 1,4–1,5 млн машин в год. У россиян меньше денег, а цены на машины растут.

С сентября 2014 к лету 2016 г. американский доллар подорожал к рублю на 70%, а евро – на 50%. Цены на машины отыграли это увеличение не всецело, не смотря на то, что и подошли к нему достаточно близко. Не отражать изменение курса в цене машин разрешает повышение доли машин русском сборки в общем количестве продаж.

Так, в случае если в 2009 г. более 50% новых машин, реализовываемых в Российской Федерации, были импортными, то на данный момент – лишь около 20%.

Средневзвешенная цена автомобиля за два года, согласно данным «Автостата», увеличилась практически на 38%. на данный момент она образовывает 1,18 миллионов рублей. против 870 000 руб. в сентябре 2014 г.

Настоящие же зарплаты, согласно статистике, последний раз возрастали в октябре 2014 г., а с того времени падали. К апрелю 2016 г. падение достигло 9% и, согласно данным статистического ведомства, длится.

Читайте также  Десять самых известных автомобилей с пятицилиндровым ДВС

В случае если в 2014 г., дабы приобрести новый бюджетный автомобиль класса В, средней российской семье необходимо было накапливать доход за 69 недель, то в 2015 г. – уже за 83 семь дней, делают вывод авторы совместного изучения РОАД и «Автобизнес ревю». Новый автомобиль снова стал роскошью, заключают они. Для сравнения: в Соединенных Штатах для приобретения новой автомобили хватит дохода семьи за 22–26 недель.

Помимо этого что подорожали автомобили, еще и усложнился процесс получения водительских прав. Вследствие этого в 2015 г. права в первый раз взяло практически на четверть меньше россиян, чем годом ранее, – 1,87 млн человек. До этого от года к году водителей становилось больше.

Если бы не государственная помощь, рынок бы упал, делают вывод участники РОАД: в 2015 г. по программам продавался каждый третий автомобиль, в течение первых трех месяцев 2016 г. – 40%.

Вероятнее, машины продолжат дорожать: производители будут неспешно уменьшать субсидирование продаж на русском рынке, уменьшать акции и скидки в уверенности, что клиенты привыкли к нестабильности экономики и курсу рубля, считает исполнительный директор «Автостата» Сергей Удалов. Но рост будет нерезкий, уверен он: производители, талантливые «закрывать» отсутствие доходов на русском рынке, продолжат это делать. Денежных результатов деятельности русских представительств самых реализовываемых зарубежных марок за 2015 г. еще нет, но их отчетность по РСБУ за 2014 г. показывает: компании в лучшем случае быстро снижали прибыль, в нехорошем – быстро росли их убытки (см. инфографику).

Кроме того марки, практически приобретшие в 2015 г. себе долю рынка за счет сдерживания стоимостей, – прежде всего Kia и Hyundai – неспешно эти стоимости повышают. на данный момент очевидно демпингующих марок нет, говорит Лавренова из «Автомира».

Но для того чтобы затоваривания, как в кризис 2008–2009 гг., у дилеров нет: и они, и производители в этом случае с опаской доходили к планированию, говорит Удалов. Переизбыток машин возможно будет почувствовать разве что к Январю: импортеры, чтобы отчитаться перед штаб-квартирами по продажам, обычно заставляют дилеров выкупать автомобили с запасом, думает Моженков.

Обстановка со стоками весьма неровная: самых популярных моделей не достаточно, говорит представитель группы «Рольф». К примеру, как продемонстрировал обзвон столичных автоцентров, многие модели Lexus возможно приобрести лишь под заказ, а дабы купить BMW X6, нужно будет ждать до осени либо кроме того до начала 2017 г. – в зависимости от модели, в то время как X1 и X3 возможно выбрать на складе фактически в любой комплектации.

Популярную Audi Q7 возможно взять для продажи, лишь забрав в нагрузку медлительно продающиеся на данный момент Audi А7 и Audi А8, пожаловались два больших дилера.

В расчетах дилеров и производителей ничего не изменилось, но производители ужесточили денежную дисциплину, говорит Моженков. Тем, кто платит вовремя, они предоставляют отсрочку платежа, товарный кредит. В 2009 г. было значительно сложнее обнаружить финансирование, чем на данный момент, и приходилось просить производителей о дополнительной отсрочке, говорит Лавренова.

Что происходит с дилерами

В соответствии с анализу агентства ASE, в 2015 г. часть дилерских центров, трудящихся с убытками, составила 22% – на 6 процентов ниже, чем в 2014 г. Обстановка улучшилась благодаря готовности компаний и отсутствию демпинга к кризисному падению спроса, отмечают аналитики компании.

Все большие компании совершили важную реструктуризацию бизнеса, убрав лишние затраты и сделав ставку на получение прибыли с одолжений, сопутствующих продаже новых машин, и на продажу машин с пробегом.

Сама по себе реструктуризация способна сэкономить приличные деньги. Так, наибольший по выручке в 2015 г. русский дилер «Рольф», сократив количество юрлиц, входящих в группу, с 27 до 4, экономит на налоге на прибыль 1,2 млрд руб. в год, говорила начальник розничного подразделения группы Татьяна Луковецкая. В целом же по результатам прошлого года розничное подразделение «Рольфа» подняло чистую прибыль по МСФО практически на 29% до 4,69 млрд руб., не обращая внимания на понижение выручки на 13% до 114 млрд руб.

В 2014 и 2015 гг. все ожидали массового закрытия дилеров, но этого не произошло – автобизнес был достаточно живучим, говорит Лавренова.

В 2014 г. дилерская сеть насчитывала 4100 фирм. Производители машин ориентировались на продажу 3,3 млн машин. Но в итоге сеть сократилась до 3500 фирм – в процентном выражении это меньше, чем падение рынка, говорит Моженков. Согласно данным «Автостата», посильнее всего пострадали сети Шевроле и Опель. На конец марта у Опель остались лишь сервисные центры, а у Шевроле – девять дилеров.

Число автосалонов сократили кроме этого Great Wall, Geely, SsangYong.

«В последнее полугодие тенденция к закрытию усилилась: во-первых, начало сказываться сокращение гарантийного парка, соответственно, и доходов от сервисных одолжений, во-вторых, многие вероятнее сохраняли надежду на рост рынка, желали пересидеть – но все это по большей части касается маленьких дилеров, – говорит Лавренова. – Большие сети, с которыми мы общаемся, чувствуют себя нормально и приспособили собственный бизнес под новые количества продаж».

Как ни необычно, неспециализированная рентабельность русского бизнеса «Автомира» с 2014 г. не изменилась, продолжает Лавренова: компании удалось совершить реструктуризацию и сократить издержки, приспособив бизнес под новые количества продаж, и очень сильно расширить продажи подержанных машин – с 18% в 2014 г. до 35% в 2016 г. Торговля машинами преобразовывается в продажу разных сопутствующих одолжений клиентам и главный доход дилера смещается в сторону продажи дополнительного оборудования, страховых продуктов и сервисного обслуживания, доходность от железа будет падать, как это в далеком прошлом случилось в Европе либо Северной Америке, рассуждает она.

За прошедший год более 30 дилерских компаний вступили в процедуру банкротства, подсчитали «Автобизнес ревю» и РОАД. Банкротятся по большей части маленькие дилеры, значительно чаще монобрендовые, с значительной долговой нагрузкой, считает Луковецкая.

на данный момент уже никто из больших дилеров дилерские центры не сооружает, они берут либо арендуют предприятия небольших дилеров, каковые уходят с рынка либо оптимизируют собственный бизнес. Так, к примеру, «Автомир» купил дилерский центр «Renault-Краснодар», и дилерские центры «СИМ-авто» в Москве (два строения в Крылатском, торговые марки Kia, Mitsubishi и Nissan). Укрупнение рынка неизбежно, заключает Луковецкая.

Возглавляемый ею «Рольф» в текущем году завершил объединение с другой дилерской компанией – группой «Пеликан».

Как приобрести новый авто ДЕШЕВЛЕ официальной цены.

С российского рынка ушли Volkswagen Scirocco и Touran

По итогам 2015 года исчезли уже более 60 моделей, а на самом деле их гораздо больше – некоторые автомобили формально остаются на рынке, но фактически дилеры молят богов, чтобы хоть кто-то раскупил остатки на складах.

Структура российского авторынка по сегментам


РОССИЯ НЕ ЕВРОПА

Читайте также  Посвежевший внедорожный флагман Nissan Patrol выходит на российский рынок

Помните идею Юрия Лужкова пересадить москвичей на маленькие машинки для уменьшения пробок – обладателям «карапузов» даже выдавали топливные карточки на 24 тысячи рублей. Однако в кризис покупатели решили – баловство это все. Обидели малышей и всевозможные Hyundai Solaris, Renault Logan и прочие – они стоят не намного дороже, но при этом просторнее. А ведь есть еще «Лады»! В итоге сегмент «А» всего за год фактически умер – по данным компании «Автостат-Инфо», падение спроса почти на 80%. По большому счету сейчас в России осталось всего три (!) городских малыша: Ravon Matiz (и его более современная версия R2), Kia Picanto и дорогущий, но стильный Smart.

Российский клиент еще не готов воспринимать автомобили класса «А». Доля этого сегмента чрезвычайно мала, и никаких предпосылок для его развития в обозримом будущем нет.
Любомир Найман, глава марки Skoda в России.

Умирают модели и на противоположном краю – выбора среди больших семейных минивэнов нет. Ушли даже Ford Galaxy и S-MAX, которые когда-то тут лидировали. Проблемы и с SsangYong Stavic – последняя марка формально хоть и присутствует на рынке, но машины не завозятся. Мало того, российский рынок дружно покинули и 7-местные компактные однообъемники: Volkswagen Touran, Chevrolet Orlando, Toyota Verso, Opel Zafira.

Формально Nissan Tiida присутствует в гамме «Ниссана». Но, по слухам, сборка машин приостановлена. Кстати ушла и Teana.

И что прикажете делать людям с большой семьей? Вариантов немного: либо бюджетные Lada Largus с газовским «Соболем», либо дорогущие Toyota Alphard и Chrysler Grand Voyager ценой в 3 млн рублей. Если хочется что-то посерединке, то, пожалуй, это лишь Citroen Grand C4 Picasso (от 1,4 млн). Как вариант – коммерческие модели типа Volkswagen Transporter или Citroen Jumpy Multispace, но и они недешевы.

Мы наблюдаем перераспределение спроса от минивэнов в пользу сегмента SUV. А с уходом GM из России рассчитывать на значимые объемы продаж в данном классе не приходится.
Илья Никоноров, директор по маркетингу и связям с общественностью «ММС Рус».

Агонизирует сегмент спортивных, или «прогулочных», машин. И если Jaguar или Rolls-Royce никуда не делись, то класс «недорого, но красиво» напрочь пропал. С рынка сбежали такие модели, как Opel GTC, Peugeot 308 CC и RCZ, нет Subaru BRZ и Volkswagen Scirocco, а Mazda MX-5 нового поколения до России так и не добралась. Как и многие другие относительно доступные спортивные купе и кабриолеты. В итоге в этом сегменте сейчас лидируют. корейцы. Ведь лишь Kia предлагает недорогое авто с привкусом «спорта» (речь о модели pro_cee’d). Ну а если хочется кабриолет, то самый доступный – это Audi A3 за. 1 млн 725 тыс. рублей.


КАКОЙ СЕГМЕНТ БОЛЬШЕ ВСЕГО ПОТЕРЯЛ


ЛОВУШКА «С»

Сегмент автомобилей класса «С», конечно, не умер. Но средний класс испугался курса доллара и предпочитает покупать модели «В+» типа Kia Rio или Skoda Rapid (которые не настолько меньше, насколько дешевле) или уже доплатить и взять более практичный кроссовер. А чего вы еще хотите, когда сейчас приличный седан или хэтчбек класса «С» стоит миллион и больше? И класс «С» оказался в странной ситуации: цены импортируемых машин высокие, конкуренция – бешеная, прибыли – никакой. Вот и покидают российский рынок Toyota Auris, Mitsubishi Lancer, Mazda 3 (формально присутствует, но поставки сильно ограничены).

В 2016 году мы продолжим наблюдать спад в сегменте автомобилей С-класса. Смещение спроса идет в сторону более бюджетных моделей В-класса. На примере нашего модельного ряда это отчетливо видно по изменению статуса лидера продаж: на место, которое традиционно занимала Octavia, вышел Rapid.
Любомир Найман, глава марки Skoda в России.

На большой кроссовер Edge у Ford были большие надежды, его даже начали выпускать в Елабуге. Но модель не пошла, и ее производство свернули. Новый Edge до нас так и не доехал.

И в эту ловушку «С» уже угодил концерн PSA Peugeot Citroen – французы решили сделать ставку на просторный и комфортный седан (Peugeot 408/Citroen C4). И промахнулись. А другие машины концерна не заставили быстрее биться сердца россиян: приличных народных моделей класса «В+» не оказалось (C-Elysee и 301 провалились), а с современными кроссоверами у французов проблемы (4008 и С4 Aircross представляют собой Mitsubishi ASX с другой «мордочкой» – кстати, сам ASX уже покинул российский рынок). В итоге результат французов печальный – минус 72-73% по итогам 2015 года. Но они полны оптимизма.

Сitroen и DS не уходят из России, а, напротив, собираются усилить своё присутствие.
Александр Мигаль, управляющий директор Citroen и DS в России.

Правда, большой DS5 уже покинул рынок. Но DS3 и DS4 должны остаться, несмотря ни на что. Это вопрос стратегический – если уж французы решили делать DS независимой маркой, то она должна быть на всех рынках.


БЕГУТ ЦЕЛЫМИ СТАДАМИ

Официально в 2015 году российский рынок покинула только одна марка – Opel (Daewoo переименована в Ravon). «Почти ушла» и Chevrolet, которая решила оставить на рынке только дорогущие Tahoe, Camaro и Corvette. Хотя всем понятно, что дилеры выживать будут лишь благодаря Chevrolet Niva.

GM ушла не из России, а из массового сегмента российского автомобильного рынка, перераспределив усилия в пользу премиального. Все силы в России компания сосредоточила на продвижении Cadillac в соответствии со стратегией его развития как глобального премиального бренда. Завод в Санкт-Петербурге не продан, не вывезен, а законсервирован до лучших времен.
Сергей Лепнухов, директор по связям с общественностью «Джи Эм Россия»

«29 января 2016 года с конвейера сошел последний Land Rover Defender в том облике, в котором мы привыкли его видеть на протяжении последних 68 лет. Но мы с большим энтузиазмом смотрим вперед. Компания уже подтвердила намерение развивать семью Defender в будущем», – рассказала нам Елена Кравец, директор по маркетингу и продукту Jaguar Land Rover Россия.

Некоторые компании если не покинули рынок де-юре, но де-факто это сделали. Так, поставки SsangYong были прекращены еще год назад, а дилеры, кажется, закончили продажу остатков. Что будет дальше – большой вопрос.

Нет и Great Wall – вместо него китайцы вывели на рынок «премиальную» марку Haval. Но россияне не хотят в кризис покупать китайский премиум – в прошлом году продано меньше 200 машин. Поэтому Haval имеет все шансы повторить судьбу тайваньской марки Luxgen.

Mitsubishi ASX – одна из главных потерь прошлого года (не считая, конечно, Opel и большинства Chevrolet). В прошлом году было продано почти 8 тысяч ASX, но. Но выпуск этой модели на заводе в США остановлен. Можно, конечно, завозить ASX из Японии, но тогда они будут дороже Outlander. А торговать так сильно «в минус» японцы не хотят.

Читайте также  Продажи Chevrolet Malibu XL стартуют в Китае 27 февраля

Honda осталась на рынке, хотя ее дилерам не позавидуешь – они фактически брошены. Honda, конечно, продолжает их поддерживать «маневром», но огня нет. Ведь в прошлом году японцы перешли на странную схему – дилеры должны сами выкупать автомобили у производителя, и уже затем искать клиентов (либо, получать с последних предоплату и заставлять ждать несколько месяцев). Да и сам модельный ряд Honda в России выглядит уж больно куцо – ушли Accord и Civic, распродажа Crosstour заканчивается. Вот и выживает дилер, продавая фактически только один CR-V, который с автоматом стоит от 1 659 900 руб. (обещают еще большой Pilot).

В зону риска при текущих экономических условиях попадают те бренды, у которых нет локального производства.
Илья Никоноров, директор по маркетингу и связям с общественностью компании «ММС Рус».

ЧЕГО НЕ ПОЛУЧИЛИ

Mazda так и не решилась начать продажу кроссовера CX-3, на который в свое время было так много надежд. А все очень просто – импортируемый CX-3 стоил бы столько же (если не дороже), как и собираемый в России CX-5. Нет и маленького кроссовера Renault Captur, который пользуется в Европе огромным спросом. Honda HR-V – еще один компактный кроссовер – тоже до нас не добрался.

Рынок пикапов тоже страдает. Ушли: Ford Ranger, уже устаревшие Nissan Navara и NP300, закончились SsangYong Actyon Sport и Great Wall. По сути, остались лишь дешевые УАЗ и пикап на базе «Нивы», а также дорогие Mitsubishi L200, Toyota Hilux и Volkswagen Amarok. Причем последний сильно проигрывает по продажам.

Не увидели мы и когда-то очень популярную Skoda Fabia – одну из лучших, между прочим, машин в сегменте «В». Не завозят больше и всевозможные нишевые модели вроде Volkswagen Passat Alltrack. Ну а почему нет новых автомобильчиков класса «А» и однообъемников, понятно.

Помимо экономической ситуации, успеху нишевых моделей препятствуют новые требования по адаптации для российского рынка. С появлением системы «ЭРА-ГЛОНАСС» возросла необходимость привлечения серьезных инженерных ресурсов для адаптации автомобилей. К этим затратам необходимо прибавить расходы на дополнительные дорогостоящие тесты, связанные с омологацией/сертификацией. Компенсировать эти расходы при малых объемах продаж моделей сложно.
Наталья Астафьева, ведущий специалист по связям с общественностью бренда Toyota.

Гибриды и электрокары? Мы вас умоляем! Сейчас не то время, чтобы проводить такие эксперименты. Надо нащупать дно. Причем главное, чтобы снизу не постучали.